Без него невозможно представить французский кинематограф. А ведь Луи де Фюнес, гениальный комик, «недомерок, мнящий себя гением сыска», как говорили про его персонажей, мог выбрать совсем другой путь.

Он родился 31 июля 1914 года в Курбевуа. Родители (а в его жилах смешалась кровь испанцев и португальцев) наградили его — мелкого и шустрого — пышным тяжеловесным именем Луи Жермен Давид де Фюнес де Галарса. Мальчишкой он легко говорил на трех языках — английском, французском и испанском, его учили рисованию и музыке. Но гораздо охотнее он брал другие уроки — пересматривал фильмы с Чарли Чаплиным, копировал его ужимки, постигал природу смешного.

Великий Бродяга. Как Чарли Чаплин воплотил американскую мечту

Стать актером, таким, как Чаплин, он мечтал, но молча. Боялся, что родители, потомки аристократов, с таким выбором не смирятся. Профессия музыканта их устраивала больше. И де Фюнес начинал артистическую карьеру именно как пианист и исполнитель джаза в заведениях на площади Пигаль. И тут к беглости пальцев и музыкальному слуху добавилось еще одно умение: рассмешить гримасами публику во время исполнения. Знали бы они, что в будущем эти «рожи» принесут музыканту мировую известность и второе имя — «человек с сорока лицами в минуту». 

Помог мундир жандарма

Огромную славу актеру, безусловно, принесла киноэпопея Жана Жиро «Жандарм из Сен-Тропе». С 1964 года вышло шесть фильмов о приключениях старшего вахмистра Людовика Моревона Крюшо.

Про картины, которые смотрятся на одном дыхании, артист говорил: «Было не так легко, но, надеюсь, зрители этого не заметили. Нас одели в форму, все остальное — наша работа . Мне очень помог мундир жандарм, я на время стал полицейским».

После комедийной эпопеи о приключениях жандарма из французского посёлка, направленного на службу в город богатеев Сен-Тропе, к де Фюнесу воспылали симпатией полицейские. «Жандармы меня любят, — рассказывал комик в телевизионном интервью. — Как и режиссера Жана Жиро, как и всю нашу бригаду. Был такой случай. Я никогда не нарушаю правила, но однажды проехал через поселок на скорости 90 километров в час по широкой дороге. И меня остановил полицейский. Он меня перехватил на машине. Первое, что он сказал: „О, это же жандарм из Сен-Тропе!“. Мы сели в его машину и долго беседовали».

А потом полицейский позвонил своему начальству. И лейтенант проехал несколько километров, чтобы посмотреть на де Фюнеса. «Обошлось без штрафа, хотя я должен был выложить 1000 франков. Я оставил на протоколе автограф», — вспоминал артист.

Влюбился в секретаршу 

Несмотря на совсем немужественную внешность — рост, едва превышавший 150 см, и вес 55 кг — де Фюнес пользовался успехом у женщин. Окружающих порой раздражала излишняя, как им казалось, самоуверенность Луи, и он получил прозвище «шустрый наполеончик». В 1936 году он женился на Жермен Луизе Элоди Карруайе. Через год у них родился сын Даниэль. Через 6 лет семья распалась.

Гений, атлет, покоритель сердец. Романтичная жизнь Ги де Мопассана

А вот во второй жене Луи нашел своего ангела-хранителя. С любовью всей своей жизни он познакомился время оккупации Парижа германскими войсками. Тогда де Фюнес перебивался преподаванием сольфеджио в музыкальной школе. Тогда он и влюбился в секретаршу Жанну Августину де Бартелеми де Мопассан, внучатую племянницу писателя Ги де Мопассана. Девушка сказала «да» «маленькому человеку, который играл джаз, как бог». Мужем и женой они стали в 1943 году и прожили вместе 40 лет, до смерти артиста в 1983 году. 

«В жизни вы такой же хороший муж, как Крюшо?» — часто спрашивали де Фюнеса про его персонажа, жандарма-подкаблучника. 

«Я хороший муж, но у меня есть дурная черта, — отвечал комик. — Я мнительный. Даже в ясный день для меня бывают облака. Иногда я веселый, иногда хмурый».

Безусловно, всех интересовал секрет уникального мастерства де Фюнеса. «Что надо сделать, чтобы быть хорошим комиком?» — постоянно спрашивали его. 

Целители наших душ. 10 самых смешных «юмористических артистов» всех времен

«Не стараться смешить, — отвечал мэтр в телеинтервью. — Надо играть искренне, почти трагически. Надо отказаться от шутовства. Оно никогда не идет на пользу актеру. Все эти заигрывания с публикой — от неуверенности. Актёр говорит себе: они хотят, чтобы я был клоуном. А выходит не смешно. Я играю персонажей, с которыми происходят недоразумения. Я играю это так, как если бы они случались со мной. Главное — актер-комик не должен чувствовать давления. Актер-комик — тоже автор».

Де Фюнес любил работать только с теми режиссерами, которые давали ему свободу, с ними он мог придумывать «всякие штуки, которые им обычно нравились». «И я им доверяю, потому что у них есть вкус, — говорил де Фюнес. — Хороший режиссер заменяет публику. Таким образом, задолго до выхода фильма можно предсказать его успех у зрителя. С Жаном Жиро так и получается. Конечно, можно и проиграть, но с нами этого не случалось».

В 1975 году де Фюнес пережил два инфаркта. По настоянию врачей актёр перестал играть в кино и переехал в загородное имение XVII века Шато-де-Клермон. Там он занимался разведением роз. Эта любовь увековечена поклонниками таланта де Фюнеса — один из сортов роз, полученных фирмой «Мейян», назван его именем.

Умер комик от сердечного приступа 27 января 1983 года.В 1998 году его изображение поместили на почтовые марки Франции.

31.07.2019